Уважаемые посетители! С 30 июля по 4 сентября музей закрыт в связи с проведением ремонтных работ
и переоборудованием экспозиционных залов. Приносим свои извинения.
Все образовательные программы, запланированные на этот период, будут проводиться по расписанию.

МУЛЬТИМЕДИА АРТ МУЗЕЙ, МОСКВА
МУЗЕЙ «МОСКОВСКИЙ ДОМ ФОТОГРАФИИ»

Марго Овчаренко
Серебряная рыба холодная вода

Москва, 22.03.2011—17.04.2011

выставка завершилась

Московский музей современного искусства

Ермолаевский пер. д. 17 (карта проезда)
www.mmoma.ru

Поделиться с друзьями

Куратор: Екатерина Кондранина

Куратор: Екатерина Кондранина

Свернуть

О выставке

1
Я думала раньше, что ты сделал мне больно, не так, как делают больно ответственные и взрослые люди. Но потом я поняла, что на самом деле все взрослые люди так и делают. Как дети, разбивая вазу, предпочитают делать вид, что это не их вина, что эта ваза не была ценной, не их игра разрушила ее, да и вообще она никогда не была красивой и важной.

2
Просыпаясь с утра, мне часто кажется, что я не изменился, что я все тот же маленький мальчик, который весь день, вместо того, чтобы идти и играть, придумывает отговорки, как прогулять завтрашнюю контрольную в школе. И вечером, случайно разбив стакан и пытаясь подмести осколки, я наступил на них. Теперь мне и плакать нелепо от боли и радоваться глупо.

3
Everything hurts. Мне, пожалуйста, черный чай с молоком, но без сахара. Мне, пожалуйста, любовь навсегда, но без обязательств и скуки. Мне, пожалуйста, секс без насилия, шутки без злорадства, красивых девушек, готовых лечь со мной без алкоголя. И еще мне, пожалуйста, таких друзей, у которых всегда есть время, когда мне надо пожаловаться или выпить вечером в среду.


4
Сейчас мы с тобой — такой человек, у которого эмоция разделена на двоих. Мы не выберем никогда одну и ту же песню. Мы стоим, и ты обнимаешь меня, а я тебя. Мои ноги на твоих, ты идешь вперед, а я назад, не касаясь земли. Если ты уйдешь от меня, я не стану ничего тебе говорить. Мои переживанию станут индивидуальными, я стану переносить их до тех пор, пока они не закончатся. Я буду спать с другими парнями, буду интересоваться тем, какую песню они выберут из дюжины на альбоме. Но зачем мне им верить, больше чем себе? Я думаю, это последнее решение, которое я приняла, позволить тебе чувствовать чище, чем я. Позволить себе чувствовать, что чувствуешь ты. Так ли это важно? Набираешь воздух в легкие, закрываешь в глаза и прыгаешь своим горячим телом в воду, открываешь глаза под водой, всплываешь и вдыхаешь. Задержка дыхания. Задержка реакции, развития, выплаты. Пауза в движении. Я хочу, чтобы мой самолет разбился, потому что я чувствую, как я двигаюсь. Я большая серебряная рыба, которая не плавает в стае, которой по нраву холодная вода. Я иду в потоке людей в метро.

5
Самым простым вещам, нас учили наши родители. Я помню тот день, когда моя мама учила меня гладить рубашки, так чтобы не оставалось полосок на рукавах. Каждый раз, когда я глажу свои только что выстиранные рубашки, я вспоминаю о ней. Я немного грущу, потому что она далеко от меня, и мне становится страшно от мысли, что она умрет, и я никогда не смогу больше гладить рубашки, готовить гренки или делать любое другое простое действие, потому что я буду плакать, вспоминая о ней. Мои рубашки, и гренки, и чистые простыни, и новые туфли все будет залито слезами о ней. Когда умрет тот, с кем я впервые целовалась, смогу ли я еще когда-нибудь поцеловать тебя, не вспоминая о нем?

6
Однажды я закрылась в комнате и сломала замок, чтобы никогда не выходить оттуда. У меня был запас печенья в форме рыбок и чай в термосе. Поскольку это произошло, когда у нас гостила бабушка, ей пришлось вызывать спасателей, чтобы они сняли дверь с петель и я все таки ушла в школу.

7
Если мне все же придется выходить наружу, если мне придется устраиваться на работу, чтобы растить тех детей, которых я никогда не хотел заводить я буду исправно туда ходить. Моя рубашка будет белой, и мой костюм будет хорошо сидеть, и ни мои туфли, ни мой галстук не будут выбиваться из образа, ставя под сомнения облик фирмы. Быть может, только иногда я буду надевать под идеально скроенные брюки черные в сеточку чулки своей жены. Я не буду пить и мне никогда не будет сниться, что мы с тобой идем по самой широкой улице города, обнявшись и ты кладешь мне голову на плечо, каждый раз, когда мы останавливаемся на светофоре.

При поддержке

Ahmad Tea