RussianEnglish

Константин Бранкузи
Скульптуры, рисунки, фотографии, фильмы
из собрания Центра Помпиду

Константин Бранкузи. Спящая муза, 1910. Полированная бронза. 16x27,3x18,5 см.

Дар баронессы Рене Ираны Франшон, 1963 год. 
Инвентарный номер: AM 1374 S.

Собрание: Центр Помпиду, Париж. 
Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества.
©  Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017
Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Адам Жепка / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ. Константин Бранкузи. Вид мастерской: макет колонны «Врата поцелуя» (1935–1937), «Петух» (1935), «Птица в пространстве» сине-серый мрамор (1925–1931), Изысканная девушка (1925–1927), «Большие петухи от I до IV (1924?, 1930, 1930–1934, 1941–1944), «Поцелуй» (начало 40-х годов?), «Царь царей» (1938?)
1945–1946 
Серебряно-желатиновая печать
23,8х17,8 см

Завещание Константина Бранкузи, 1957 год
Инвентарный номер: PH 139 A

Собрание: Центр Помпиду, Париж 
Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества
©  Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017
Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Филипп Мижа / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ Константин Бранкузи. Вид против света на центр «Колонны без конца» в Тыргу-Жиу, 1938. 39,8x29,8 см.

Завещание Константина Бранкузи, 1957 год.
Инвентарный номер: PH 583 A.

Собрание: Центр Помпиду, Париж 
Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества
©  Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017
Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Жорж Мегердичан / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ Константин Бранкузи. «Застенчивость», 1917.
Серебряно-желатиновая печать. 29,8x23,9 см.

Завещание Константина Бранкузи, 1957 год
Инвентарный номер: PH 626 A.

Собрание: Центр Помпиду, Париж 
Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества
©  Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017
Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Филипп Мижа / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ

Константин Бранкузи. Спящая муза, 1910. Полированная бронза. 16x27,3x18,5 см. Дар баронессы Рене Ираны Франшон, 1963 год. Инвентарный номер: AM 1374 S. Собрание: Центр Помпиду, Париж. Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества. © Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017 Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Адам Жепка / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ.

Константин Бранкузи. Вид мастерской: макет колонны «Врата поцелуя» (1935–1937), «Петух» (1935), «Птица в пространстве» сине-серый мрамор (1925–1931), Изысканная девушка (1925–1927), «Большие петухи от I до IV (1924?, 1930, 1930–1934, 1941–1944), «Поцелуй» (начало 40-х годов?), «Царь царей» (1938?) 1945–1946 Серебряно-желатиновая печать 23,8х17,8 см Завещание Константина Бранкузи, 1957 год Инвентарный номер: PH 139 A Собрание: Центр Помпиду, Париж Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества © Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017 Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Филипп Мижа / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ

Константин Бранкузи. Вид против света на центр «Колонны без конца» в Тыргу-Жиу, 1938. 39,8x29,8 см. Завещание Константина Бранкузи, 1957 год. Инвентарный номер: PH 583 A. Собрание: Центр Помпиду, Париж Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества © Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017 Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Жорж Мегердичан / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ

Константин Бранкузи. «Застенчивость», 1917. Серебряно-желатиновая печать. 29,8x23,9 см. Завещание Константина Бранкузи, 1957 год Инвентарный номер: PH 626 A. Собрание: Центр Помпиду, Париж Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества © Наследство Бранкузи - все права защищены (Adagp), 2017 Фотография © Центр Помпиду, Национальный музей современного искусства — Центр Промышленного творчества / Филипп Мижа / Распространение: Объединение национальных музеев — Гран Палэ

Москва, 16.IX—12.XI.2017

до окончания выставки — 26 дней

Поделиться с друзьями




О выставке

В рамках празднования своего 20-летия Мультимедиа Арт Музей, Москва впервые в России показывает выставку Константина Бранкузи, одного из самых влиятельных и известных скульпторов ХХ века.

Выставка в МАММ — первая попытка показать феномен Бранкузи во всей его полноте. В экспозиции нашли отражение все аспекты творчества великого художника: скульптуры, рисунки, фотографии и фильмы. Эзра Паунд, близко друживший с художником, писал: «Произведения Бранкузи обладают накопительным воздействием. Он создал целый мир ФОРМЫ. Его надо видеть в его совокупности. Это система. Видение». Музей привозит в Россию произведения Константина Бранкузи из Центра Помпиду, обладающего самой крупной коллекцией автора. Этим проектом МАММ продолжает программу творческого сотрудничества с Центром Помпиду. Выставка стала возможной благодаря поддержке фонда «Искусство, наука и спорт».

Мастерская Константина Бранкузи, которую он завещал Франции, при условии, что Национальный музей современного искусства в Париже / Центр Помпиду сохранит её в первозданном виде, говоря современным языком, являлась мультимедийным пространством. Бранкузи был новатором и экспериментатором. В работе он использовал самые разные материалы, революционно соединяя в своих произведениях дерево, камень, бронзу и мрамор. Его мастерская была настоящей «алхимической лабораторией», в которой, используя все доступные медиа, он искал способы наилучшим образом передать своё мироощущение.

Из-за того, что Бранкузи всегда работал один, без помощников, о нём часто говорили как об одиноком отшельнике, которым он вовсе не был. Двери его мастерской, со временем ставшей одним из центров притяжения художественной жизни Парижа, всегда были открыты для друзей: Эрика Сати, Фернана Леже, Ман Рэя, Марселя Дюшана, Тристана Тцары, Амедео Модильяни, Эдварда Штайхена и многих других. Константин Бранкузи устраивал для них настоящие перформансы, полноправными участниками которых были его скульптуры, помещённые на вращающиеся подставки, мебель, каменные постаменты, иногда служившие столами, а временами превращавшиеся в танцпол, и конечно же гости. Сам Бранкузи играл на скрипке и распевал румынские народные песни, добавляя необходимый для художественного действа саундтрек.

Нам показалось необыкновенно важным также соединить в одном пространстве все творческие ипостаси Константина Бранкузи, чтобы зрители могли увидеть мир именно таким, каким видел его сам Бранкузи, и каким он мечтал показать его окружающим.

Всем известно, что Константин Бранкузи был великим скульптором, его работы, ставшие символом нового модернистского подхода в искусстве, знает весь мир. Однако мало кто знает, что он был прекрасным фотографом, а также автором фильмов, также по праву ставших достоянием эпохи модернизма.

Фотография занимала огромное место в его творчестве. Недовольный качеством фоторепродукций своих работ, Константин Бранкузи стал сам фотографировать свои произведения. Начиная с 1914 года, Бранкузи создал несколько тысяч снимков, в фокусе которых, прежде всего, были его скульптуры и его мастерская.

Крёстным отцом в фотографии и кино для Константина Бранкузи стал Ман Рэй. Он давал советы в основном технического характера. Ман Рэй писал: «[Его снимки] были расфокусированы, пере- или недоэкспонированы, стёрты и с пятнами. Именно так, говорил он, и нужно воспроизводить его творения. Может, он был прав — одна из его золотых птичек была схвачена в падающих лучах солнца так, словно от неё исходило сияние зари, это придало работе неожиданную силу». По мнению самого Бранкузи именно фотография позволяла наиболее точно выразить суть его работ: «Зачем писать о моих скульптурах? Почему просто не показать фотографии?»

Фотография никогда не была для Бранкузи просто способом документации. Если бы он нуждался в каталогизации своих работ, его близкие друзья, и «по совместительству» величайшие фотографы своего времени, с радостью помогли бы ему в этом. Фотография и кино, были для Бранкузи идеальным способом передать «живой» динамический аспект его скульптур, вдохнуть в произведения движение. «Метаморфоза. Жизнь есть брожение, и должна меняться, чтобы оставаться живой», — утверждал художник. В поисках этой «живой жизни», он создавал десятки отпечатков с одного негатива, пытаясь уловить те скрытые смыслы и переживания, которые не видны обычным глазом.

Безусловно увлечённый новейшими медиа того времени, Бранкузи всегда оставался верен себе и своему художественному чутью, не поддаваясь безоглядно ни фотографическому буму, ни ажиотажу, связанному с новыми возможностями, которые открывал кинематограф. Фильмы и фотографии Константина Бранкузи — своего рода message современникам и потомкам прежде всего о том, как он сам видел свои скульптуры.

Необыкновенно требовательно Константин Бранкузи относился не только к изображению своих скульптур, но и к собственным портретам. Звезда мировой фотографии — Ман Рэй, известный прежде всего своими портретами, рассказывал историю, ярко характеризующую Бранкузи: «Когда я сказал, что его портрет войдёт в альбом, который я в тот момент готовил к публикации, он запретил мне это. Он сказал, что единственным настоящим его портретом может быть кадр из фильма о нём, и он сам выберет этот кадр. Я согласился сделать всё, что он скажет, и принёс мою профессиональную камеру в студию. Я отснял пару сотен футов плёнки о нём, прохаживающемся по студии. Мы просмотрели медленно весь материал, он ткнул пальцем в одобренный кадр. Он вошёл в мою книгу, хотя я предпочёл бы более тщательно сделанный этюд». Позже Ман Рэй сожалел только о том, что не пометил на фотографии, что это был автопортрет Бранкузи.

Важной частью экспозиции в МАММ являются рисунки Константина Бранкузи, в том числе знаменитые портреты Джеймса Джойса, созданные в качестве иллюстрации для фронтисписа книги Джойса «Сказы о Шеме и Шоне»; зарисовки животных, карандашные наброски скульптур, портреты и автопортреты, так же проникнутые идеями движения, жизни, метаморфоз, как и всё, к чему прикасался великий художник.

Константин Бранкузи родился 21 февраля 1876 года в румынской деревне Хобица. В возрасте одиннадцати лет он сбежал из дома в ближайший город Тыргу-Жиу, чтобы обучаться пластическому искусству. В 1894 году, Бранкузи поступил в Школу искусств в Крайове, где продемонстрировал большие успехи в резьбе по дереву, и был направлен для дальнейшего обучения в Школу изящных искусств в Бухаресте. Там он получил традиционное образование и множество наград и медалей за свои работы в разных академических категориях: «скульптура в античном стиле», «скульптура в природном стиле», «выразительные головы» и др. Из Бухареста он перебрался в Париж, учился в Национальной школе изящных искусств у скульптора-академиста Антонена Мерсье, а затем около месяца работал подмастерьем у самого Огюста Родена.

Бранкузи писал: «... начиная с Микеланджело, скульпторы пытались передать величие, но у них не получалось ничего, кроме гигантомании... Появляется Роден, и меняется всё. Благодаря ему, скульптура становится человеческой, гуманной в своих размерах и содержании. Влияние Родена было колоссальным».

Вскоре рассудив, что «в тени большого дерева ничего не растёт», Константин Бранкузи перебрался в собственную мастерскую на улице Монпарнас, где отбросив все академические навыки, приобретённые за годы обучения, вернулся к идее свободного высекания из дерева и камня — тому, с чего он начинал. Его скульптуры заставляли вспомнить и о народном румынском искусстве и о его интересе к искусству неевропейских народов, в частности к африканскому искусству, также как это происходило и у его современников: Модильяни, Гогена, Пикассо, Дерена. В мастерской Бранкузи постоянно звучала музыка, будь то пластинки с песнями африканских народов Ашанти (Гана), Конго, Того, песни северо- и южноамериканских индейцев, палестинцев, турок, румынская народная музыка или американский джаз.

При этом Бранкузи всегда был предельно самостоятелен в своих художественных пристрастиях, которые он сформулировал в «Манифесте о сути вещей»: «Суть вещей должна быть представлена предельно лаконично, просто, выразительно и ясно».

Незадолго до смерти Константин Бранкузи выразил желание передать свое наследие в дар Франции, стране, ставшей для него второй родиной. В соответствии с волей художника, Национальный музей современного искусства в Париже в 1957 году приобрёл всю его мастерскую (около 200 скульптур и постаментов, более 1600 фотографий, 800 негативов, 160 книг из личной библиотеки, коллекцию из более чем 200 пластинок, мебель и инструменты) а также личные архивы художника. Сегодня работы Бранкузи из Центра Помпиду впервые демонстрируются за рубежом.

Проект представлен

Centre Pompidou


При поддержке

Благотворительный фонда Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт



Выставка проходит в рамках VII Московской международной биеннале современного искусства

Centre Pompidou


Информационные партнеры



Генеральный информационный партнер

L'Officiel

Генеральные радиопартнеры

Chocolate Radio Business FM

Стратегические информационные партнеры

Журнал «Профиль» Газета.ru
>

Профильный медиа партнер

The Art Newspaper Russia


Информационные партнеры

Первый канал bfm.ru RosPhoto The Vanderlust Русский пионер

Photographer.ru Courrier de Russie Искусство. Издается с 1933 года Диалог Искусств ArtTube Арт-Гид TrendSpace SNC OK-magazine Фотогора

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.