Федор Семенов-Амурский
В садах моего воображения
Живопись, графика, рукописи

Поляна со столпившимися деревьями. 1958. Масло бумага. Частное собрание Мужчина с лукавым взглядом. 1978. Масло, оргалит.
Частное собрание Листья засушенных трав. 1974. Бумага темпера. Частное собрание Пейзаж с лошадью без всадника. 1973. Масло, картон. Частное собрание Декоративный мотив. Бумага, темпера. 1948. Частное собрание Вперед смотрящие. 1970-е. Темпера, бумага. Частное собрание

Поляна со столпившимися деревьями. 1958. Масло бумага. Частное собрание

Мужчина с лукавым взглядом. 1978. Масло, оргалит. Частное собрание

Листья засушенных трав. 1974. Бумага темпера. Частное собрание

Пейзаж с лошадью без всадника. 1973. Масло, картон. Частное собрание

Декоративный мотив. Бумага, темпера. 1948. Частное собрание

Вперед смотрящие. 1970-е. Темпера, бумага. Частное собрание

Москва, 20.XII.2017—4.II.2018

до начала выставки — 6 дней

Поделиться с друзьями

Куратор: Анна Зайцева

Куратор: Анна Зайцева

Свернуть

О выставке

Федор Семенов-Амурский (1902 – 1980), советский график и живописец. Его художественный язык сформировался под влиянием ВХУТЕМАСа, куда он поступил в 1925 году, и где еще сохранились традиции пред- и послереволюционного аван¬гарда, а также благодаря очарованности французской живописью. Сочетание языка парижской школы и идей русских художников начала ХХ века легло в основу его собственной художественной концепции. Художника мало интересовала беспредметность, заявленная Кандинским и Малевичем, поэтому за редким исключением его работы тяготели к фигуративности наперекор абстрактности. В его самобытных пейзажах и портретах царят узнаваемые сюжеты, наполненные цветами, лицами, скульптурами, живописными ландшафтами и групповыми композициями. Все же, несмотря на близость искусства Семенова-Амурского с реальностью, его реальность предстает перед зрителем преображенной, наполненной возвышенными и символическими образами. По своей же концепции все работы художника предельно монументальны, что с легкостью можно проверить: смотря на репродукцию практически любой работы и не зная ее точных размеров, можно представить ее в любых габаритах. Условия жизни в то время диктовали технику и методы работы: художник писал на бу¬маге – дешевой, компактной и не требующей подрамников – тонким, почти лессировочным слоем. Тем не менее, никакие сложности быта, времени и значительной социальной обособленности не способны были помешать художнику, искавшему в искусстве «мудрость Сезанна, эмоциональ¬ность Ван Гога, наивность Анри Руссо». «Я люблю гулять в садах моего воображения», — говорил Семенов-Амурский о процессе своего творчества, который заполнял и пронизывал всю его жизнь и значил для него куда больше окружающего материального мира. За всю свою жизнь Федор Семенов-Амурский не продал ни одной работы, да и зрителей при жизни художника практически не было — работы пока¬зывались лишь друзьям и знакомым на редких до¬машних просмотрах с чаепитием и философскими беседами. Хранителем его наследия стала его вдова Елизавета Елисеева. И лишь спустя многие годы после смерти к художнику, наконец, пришло заслуженное признание.
Информационные партнеры

Стратегические информационные партнеры

Журнал «Профиль» Газета.ru


Профильный медиа партнер

The Art Newspaper Russia


Информационные партнеры

Первый канал RosPhoto The Vanderlust Русский пионер

Photographer.ru Courrier de Russie Искусство. Издается с 1933 года Диалог Искусств Bleek-magazine.ru

ArtTube Арт-Гид SNCurbanrooms.media urbanrooms.media

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.